Кредитный брокер 1 помощь в получении кредита moscap.su.
О компании Стоимость
компании
Стратегическое
планирование
Управление
стоимостью
Стоимостной
маркетинг
Стоимостное
мышление
Привлечение
инвестиций
 

Пещеры города Верье

Андрэ Бруйе скончался в 1840 г. Его огромная коллекция была передана в 1851 г. в музей города Клюни. Что касается кости с гравированными изображениями ланей, то она сначала оказалась в коллекции некоего А. Соммерарда, а оттуда попала в тот же музей. Директор его, известный всей Франции писатель Проспер Мериме, он же – инспектор по изучению и охране исторических памятников, находился в растерянности, пытаясь ответить на вопрос – кто мог сделать столь изящную и загадочную гравюру на обломке кости северного оленя? В конце концов, не полагаясь на собственную эрудицию, он решил обратиться за помощью к какому-нибудь из известных в Европе археологов. Мериме написал письмо в Копенгаген Йенсу Якобу Ворсо, одному из видных исследователей древностей, а к тексту своего послания приложил старательно выполненную им копию гравюры из Шаффо. Расчет, кажется, был верным: этот известный эрудит, конечно, без особых затруднений сможет установить, когда на кости были выгравированы фигуры ланей? Не каменный ли это век? Каково же было, однако, удивление Мериме, когда он, получив 2 марта 1852 г. ответ из Копенгагена, узнал, что Ворсо затрудняется дать однозначный ответ на поставленный перед ним вопрос: не скрывая своего недоумения, он писал, что среди многочисленных «кельтских раритетов» Европы ничего похожего ему ранее не встречалось. Более того, он уверял, что гравюра из Шаффо по-своему уникальна, ибо ему неведомы подобные изображения среди образцов искусства древнейших цивилизаций Земли – греческой, римской, египетской и даже шумерской. Об этом он и имел честь доложить участникам антропологического конгресса в Копенгагене. Никто из них не поправил его и не высказал иных заслуживающих внимания соображений.

Йене Якоб Ворсо не стал заниматься домыслами, а прямо признался в своем бессилии решить вопрос почтенного директора музея Клюни. Это делает ему честь. Ворсо был прав в том, что, действительно, ни утонченный грек или римлянин, ни многомудрый египтянин времен пирамид, ни чернобородый шумерский маг, ни тем более «варвар»-кельт никогда не создавали ничего похожего на эту композицию с двумя ланями. Однако Ворсо ошибся, утверждая, что гравюра из Шаффо была уникальной. Дело в том, что за несколько месяцев до открытия в Шаффо нечто подобное произошло в Савойе (Королевство Сардиния).

...Доктор Майер немало удивился, когда к нему в особняк, расположенный на окраине Женевы, неожиданно явился встревоженный посетитель, с ног до головы заляпанный грязью и смертельно усталый. Сначала хозяин подумал, что его вызывают к кому-то из тяжелобольных, и, не раздумывая, бросился к инструментам. Но, как выяснилось из путаного и сбивчивого рассказа посетителя, дело было отнюдь не из обычных. Человек представился жителем города Верье департамента Савойя, что входит во владения Королевства Сардиния. Городок этот находится совсем рядом с Женевой, всего в 5 километрах, но чтобы попасть в столицу Швейцарии, необходимо пересечь границу. Впрочем, по словам прибывшего, формальности на пограничном пункте – ничто в сравнении с поистине адской проселочной дорогой, по которой пришлось добираться до Женевы: дожди сделали ее почти непроходимой.

Однако ближе к делу. Рабочие, производя взрывы на склоне горы Салев на высоте 1120 метров, где по проекту должна проходить одна из новых улиц Верье, неожиданно обнаружили в скале странную дыру. Она уходила в глубь горы, а как далеко – из-за темноты установить было невозможно. Десятник приостановил строительные работы до выяснения – есть ли резон выравнивать здесь площадку. Ведь пустота могла оказаться большой, а это в будущем грозило катастрофическими обвалами. Один рабочий оказался посмелее других и согласился спуститься в отверстие. Его крепко обвязали веревкой, и он исчез в темноте... Когда строитель выбрался наружу, на нем буквально не было лица. По его словам, узкий каменный проход превратился внизу в большую пещеру, а на дне ее лежит множество человеческих скелетов!

Это сообщение вызвало, естественно, всеобщее волнение и тревогу – как могли оказаться в глубине горы человеческие останки? Не следы ли это давнего преступления? Стали судить да рядить и наконец пришли к выводу, что никто лучше его, доктора Майера из Женевы, не сможет ответить на интригующие вопросы. Он известный врач, и для него, конечно, не составит труда разобраться в том, что за скелеты покоятся в пещере горы Салев. К тому же доктора Майера давно знают в Королевстве Сардиния как видного ученого и усердного собирателя древностей. Возможно, ему будет просто интересно как археологу осмотреть подземелье и он не откажется от любезного приглашения городских властей посетить соседний Верье?

Доктор Майер не заставил себя долго упрашивать. На следующий же день, отложив повседневные лекарские заботы, он прибыл в Верье и немедля поднялся на крутой склон горы Салев. Там его и Тайефера (местного любителя старины) снабдили фонарем, старательно обвязали веревками и со всеми предосторожностями опустили в пещеру. Тщательно, метр за метром, они осмотрели обширную подземную камеру, а затем, присев на камень у стены, долго смеялись.


Предыдущая глава: Нотариус Бруйе в кругу творений древних художников

Следующая глава: Доктор Майер роется в груде костей


В.Е. Ларичев. Прозрение.

Избранные главы

О книге «Прозрение»

Имя археолога В.Е. Ларичева хорошо известно читателям по его книгам «Поиски предков Адама» и «Сад Эдема», посвященным проблемам происхождения человека. В новой работе ученый рассказывает об открытии в разных странах памятников палеолитического искусства, о спорах среди исследователей по вопросу о значении искусства в жизни древних людей, о связи его с ранними формами религиозных верований.


На главную страницу сайта